Парадоксы социализма и язвы капитализма

stol-692×435

Скоро исполнится 30 лет со времени начала перестройки, плавно перешедшей в развал СССР, а затем в «шоковую терапию» и возврат к капиталистической модели общества. Нас долго и упорно убеждали, что – социализм неэффективен, что он не позволяет стране развиваться, что рыночная экономия – единственно прогрессивная. Так ли это на самом деле — разбирался наш постоянный автор рубрики «Частное мнение» член Партии Великое Отечество Валерий Гаврилин. Предлагаем вашему вниманию авторскую статью нашего коллеги.

«Либералы с пеной у рта доказывают, что социалистическая модель производства проиграла капиталистической, в результате чего Советский Союз рухнул.

Но такой подход не даёт ответы на многие вопросы. Советская система позволила совершить экономический прорыв в условиях разрушенной страны и выиграть войну. Значит, она была достаточно эффективной? Но почему-то к 80-м годам она показала свою неэффективность. А что изменилось? Вопрос, что, возможно, виновата не сама система, а конкретное руководство страны, либералами даже не ставится.

Недостатки советской системы очень метко описывались «парадоксами социализма», которые звучат так:

Никто не работает – план выполняется.

План выполняется – нигде ничего нет.

Нигде ничего нет – у всех всё есть.

У всех всё есть – все недовольны.

Все недовольны – все голосуют «за».

Проблемы социалистической системы в СССР перед горбачёвской перестройкой, разумеется, были. Но насколько они были не решаемы без слома самой системы? И вообще, что это было: проблемы социализма как такового или проблемы советской модели социалистической системы, сложившейся к 80-м гг.?

Никто не работает – план выполняется

Либералы указывают на относительно низкую производительность труда в нашей стране. В стране рабочих и крестьян трудящиеся признавались солью нации, именно их интересы защищало государство. Возвеличение человека труда привело к перекосу. Уволить лодыря и выпивоху было очень трудно. Его полагалось перевоспитывать и брать на поруки трудовому коллективу. Даже бездельникам была гарантирована заработная плата и различные преференции от профкома. С другой стороны, за работу на совесть трудящийся-ударник получал почти столько же, сколько середнячок. Если рабочий за смену делал больше деталей, начальство просто снижало расценки. Уравниловка – мощнейший тормоз повышения производительности труда. Но насколько уравниловка характерна именно для социалистической модели?

Основной принцип социализма: от каждого по способности – каждому по труду. Здесь мы не видим даже признаков уравниловки. Напротив, предполагается, что каждый получит столько, на сколько заработал. Стахановское движение, поощряемое государством, позволило на порядки повышать производительность труда. Секрет был прост: кто лучше работал, тот становился героем, он не только получал огромную зарплату, премировался личным автомобилем, но и повышал свой личный статус. Например, становился депутатом. Уравниловка на производстве в СССР не была  повсеместной, она не была проблемой социализма, а только следствием плохой организации труда. Мешала недостаточная квалифицированность управленческого звена. Кадров, которые решали всё.

К сожалению, после смерти Сталина мотивации людей работать лучше перестали придавать большое значение. Почему это произошло? Дифференциация заработков требует достаточно жёсткого контроля трудового процесса, лучшей организации производства, т.е. — дополнительного труда для руководителей производства. Лишнюю работу никому делать не хочется. Кроме того, для многих партийных функционеров сама мысль, что простой рабочий может зарабатывать денег больше, чем начальство, казалась неприемлемой. Однако, тем не менее, на многих предприятиях с мотивацией трудящихся дело обстояло вполне благополучно.

Даже при такой ситуации с дисциплиной на производстве, со слабой дифференцировкой оплаты труда по степени его производительности, социалистическое производство функционировало на очень хорошем уровне. План выполнялся, продукция производилась в заданном количестве. И здесь тоже нет ничего удивительного: социалистическая система имела свои несомненные преимущества. Плановость экономики позволяла эффективно распоряжаться всеми имеющимися ресурсами. Прибыль не накапливалась в виде богатства у незначительной части населения, ею распоряжалось государство. На полученную прибыль не покупались виллы на Средиземном море, не приобретались английские футбольные клубы, она не вкладывалась в недвижимость. Государство использовало произведённый гражданами продукт в интересах самих граждан – на строительство новых предприятий, дорог, жилищ, на социальную защиту населения, на образование и науку.

План выполняется – нигде ничего нет

Эпоха позднего социализма – эпоха дефицита. Страна производила в огромных количествах чугун, вырабатывала электроэнергию, добывала полезные ископаемые, выращивал рекордное количество хлопка и т.д. Но постоянно чего-то не хватало. И очень часто было совершенно непонятно, в чём проблема этого дефицита? Например, почему не хватало … туалетной бумаги? В стране полно лесов, наладить производство низкокачественной бумаги труда не представляло. К концу 1980 гг. в разряд дефицита мог попасть практически любой продукт потребления.

Советскую систему социалистического производства совершенно справедливо критикуют за её неповоротливость и зарегулированность. Большинство руководителей производств были лишены самостоятельности, возможности быстрого реагирования на изменение условий, появление новых запросов. После смерти Сталина государственно-управленческий аппарат в Советском Союзе становился всё более громоздким и всё менее эффективным. Основная проблема – в руководящем звене оставалось всё меньше людей, способных взять на себя ответственность за принятие решений. А вот за отсутствие принятия необходимых решений никто ответственности не нёс. Однако это – не черта социализма, а черта конкретной бюрократической государственной машины, которая точно так же функционировала бы и при капитализме. Сейчас, при «рыночной экономике» государственный аппарат не стал лучше работать. Напротив того, при увеличении количества чиновников и уменьшении функций у государства, эффективность его работы снизилась ещё более: увеличилось время принятие решений, ухудшился контроль за их выполнением, многие решения оказались ошибочными. Но вернёмся к СССР.

В проблеме дефицита в СССР сошлось сразу несколько обстоятельств. Советский Союз был вынужден тратить огромные ресурсы на обеспечение своей обороноспособности в ущерб развитию производства продуктов потребления. Нам всё время приходилось выживать. Были ошибки планирования. Кроме того, недостаточное внимание было уделено развитию артельного производства (которое мы сейчас называем мелким бизнесом). При Сталине этот сектор развивался, после его смерти он перестал играть сколь-либо значимую роль. Это частное производство в СССР существовало, но из-за своей незначительности не могло в полной мере заткнуть бреши возникающего дефицита.

Однако решающую роль в этой проблеме играло даже не недостаточное производство некоторых товаров, а их распределение. Если мы сравним, сколько, например, мяса производилось в РСФСР на душу населения и в современной РФ, то обнаружим, что тогда мяса производилось больше. Но при Советском Союзе мясо купить было трудно, а сейчас все магазины им завалены. Как такое получалось? Ответ на этот вопрос проясняет и следующий парадокс социализма.

Нигде ничего нет – у всех всё есть

На самом деле, во многих случаях дефицит вызывался искусственным путём. В СССР не было богатеев. Зато были люди, сидящие на дефиците. Вспомним монолог Аркадия Райкина о дефиците. Кто у нас уважаемые люди? Завсклад, товаровед, директор магазина. А за что они уважаемы? На дефиците сидят.

Дефицит можно было обменять на другой дефицит или продать по спекулятивной цене (правда, за перепродажу можно было получить срок – ОБХСС не дремал). Тем не менее, очень часто на полках магазинов товара не было, но он лежал в подсобке. Приобрести его можно было «по блату» (связи, а не величина зарплаты, решали всё). В конце месяца для выполнения торгового плана дефицит «выбрасывали» в свободную продажу, и в торговом зале тут же выстраивалась огромная очередь. Дефицитный товар покупали даже те, кому он был не нужен: впрок или для обмена (перепродажи). Товар, пользующийся спросом, становился своеобразной валютой, способом вложения денег, накопления. Очень часто физически товара было нужное количество (если рассчитывать по среднему потреблению) и даже с запасом. Но малейший слух о том, что его скоро не будет в продаже, приводил к тому, что люди бежали в магазин и скупали его в огромных количествах, устраивая у себя на балконах целые склады. Поколение, пережившее голод, можно понять: люди просто боятся остаться без еды, и страх этот не имеет логического обоснования, он засел на подсознательном уровне. В результате товар … на самом деле становился дефицитным. Государству приходилось в срочном порядке увеличивать его производство или делать закупку за рубежом. При такой схеме в разряд дефицита могло попасть всё, что угодно. Это как с банком: если распустить слух, что какой-то банк (самый надёжный) вот-вот обанкротится, все вкладчики кинутся забирать из него свои деньги, и он рухнет на самом деле.

Даже сейчас у нас время от времени начинают формировать ажиотажный спрос распусканием слухов, что данный товар скоро подорожает (неурожай, введение новых пошлин и т.д.). Население послушно его скупает, пока цена на него не вырастет действительно. Аналогично происходит и со скупкой валюты.

Подняв цену при ажиотажном спросе, продавцы затем вынуждены цену снизить, но она всё равно остаётся выше первоначальной.

Дефицит повышал статус определённого слоя населения, занятого в торговле. Дефицит предоставлял для спекулянтов способ обогащаться, не затрачивая труда. Для некоторых советских граждан эта проблема проблемой не являлось, а предоставляла дополнительные возможности.

Советский народ приспособился жить при дефиците. На предприятиях можно было перед праздниками приобрести редкие продукты в виде наборов. Их вполне хватало до следующих праздников.

Из населённых пунктов, в которых было плохо со снабжением, народ выезжал за покупками в Центр. Существовало такое явление, как «колбасные электрички» (жители Подмосковья регулярно выезжали на них отовариваться в московских магазинах). Кроме того, у каждого были родственники, знакомые, друзья, которые помогали достать нужный товар.

Иностранцы, приезжавшие в СССР, удивлялись, какими изысканными яствами угощали их гостеприимные советские друзья. В магазинах выбор был невелик, но в каждом доме было, чем украсить стол и угостить гостей.

Разрыв между насыщенностью рынка потребительскими товарами в разных регионах СССР был очень ощутимым. Парадоксально, но очень часто дефицитного товара не было в магазинах как раз там, где его непосредственно производили.

У всех всё есть – все недовольны

Недостатки советской государственной машины были очевидны и видны всем советским гражданам.

Кроме проблем с приобретением потребительских товаров всё более явными становились недостатки советской структуры управления. Партийно-бюрократическая система государственного управления с каждым годом становилась всё менее эффективной. После смерти И.В.Сталина для управляющей элиты стал совершенно не актуальным принцип персональной ответственности за порученное дело. В подавляющем большинстве случаев распоряжения отдавали одни, а результат спрашивали с других.

Очень часто начальниками над специалистами становились не слишком далёкие партийные функционеры, которые имели весьма отдалённое представление о производстве, но не стеснялись отдавать руководящие распоряжения. Эти руководители говорили идеологически грамотно выверенные речи, но сами не верили в то, к чему призывали.

Засилье партийных функционеров не давало социалистическому способу производства достичь максимальной эффективности. Если бы Сталин успел провести реформирование системы государственного управления (помешала смерть), мы бы жили в другой стране. Партийно-бюрократическая каста с его уходом получила абсолютную власть и стала мешать быстрому развитию страны.

Что видели рядовые советские граждане? Кроме недостатков насыщенности потребительского рынка можно было повсеместно наблюдать жуткую бесхозяйственность. Деньги в прямом смысле слова выбрасывались на ветер. Бесхозяйственность порождалась безответственностью: если до 1953 года за пропавшую зря народную копеечку можно было поплатиться головой, то при «добряке» Брежневе за нанесённый народному хозяйству многомиллионный ущерб мог последовать … выговор или перевод на другую должность. Процветала система приписок: руководители завышали в отчётах объём выпущенной продукции, чтобы получить премии и государственные награды за высокие показатели.

Всё это советские люди видели, и их не могла не возмущать подобная несправедливость.

Все недовольны – все голосуют «за»

Тем не менее, как бы ни ругали граждане СССР на кухнях недостатки советского строя, все прекрасно понимали и его достоинства.

Советский Союз был страной трудящихся, именно они чувствовали себя хозяевами. Рабочий и директор завода на заседании партийного комитета были абсолютно равны. Даже наоборот, у рабочего было даже преимущество – он являлся частью того класса, на котором, согласно советской идеологии, строилось государство. При желании, на хозяйственника можно было найти управу по партийной линии.

В СССР была построена лучшая в мире система здравоохранения. Всеобщая обязательная диспансеризация, система прививок.

Советский Союз был самой читающей страной в мире. Советская система образования была вне конкуренции. У нас процветали спорт и искусства. Мы первыми запустили в космос спутник, первый в мире космонавт – советский. Мы вообще привыкли быть первыми. Второе место для нас было поражением.

Мы жили в передовой стране. Самой социально ориентированной. Не до конца обихоженной, с недостатками управления, с многочисленными бытовыми проблемами. Тем не менее – передовой.

Сейчас мы можем констатировать, что в Советском Союзе к моменту прихода к власти М. С. Горбачёва было множество нерешённых проблем. Можно ли было решить их, не ломая самой системы? На мой взгляд – можно. Надо было модернизировать систему управления.

Вместо этого был разрушен Советский Союз, а затем был сломан социалистический строй. Перестройка, затем «рыночные реформы, «лихие девяностые».

На смену недостаткам советской модели социализма пришли язвы капитализма. Советский человек уже на собственной шкуре испытал, что такое безработица, инфляция, кризис, бесправие «маленького человека», сословность, организованная преступность, оценил либеральные «свободы».

Нам не нравилась диктатура партийно-номенклатурной бюрократии. Взамен неё пришла диктатура криминально-чиновной бюрократии и олигархии. Коллективизм, который был главным преимуществом Русского мира, сменился либеральным индивидуализмом. Мы получили свободу слова. Но говорить правду против сильных мира сего стало смертельно опасно. Мы получили свободу творчества, отмену цензуры, но почему-то наши творцы не могут создать ничего гениального, близкого тому, что было создано в советский период. Раньше искусство было поставлено на службу стране (государству, обществу). Сейчас цель искусства – получение прибыли.

Всемогущий Рынок наводнил прилавки потребительским товаром, да только качественный товар стал для простого гражданина недоступен. Взять, к примеру, обычную тушёнку. В СССР её было практически невозможно купить в свободной продаже. Но можно было «достать» или купить в наборе на своём предприятии. Сейчас в магазинах огромное количество тушёнки самых разных производителей. Но советского качества российского производства достать невозможно. Производство качественного товара в условиях свободного рынка стало невыгодным. Достаточно вложиться в рекламу товара и завернуть его в привлекательную упаковку.

Сейчас наша страна стоит на перепутье. Погружаться дальше в пучину «цивилизованного» либерального общества? Вернуться в СССР? Или избрать третий путь – обновлённый социализм с более совершенной системой управления, без советских недостатков?

Путь к капитализму по образцу ЕС и США, встраивание в систему глобального мирового порядка под правлением транс-национальных корпораций – путь в никуда. Сейчас это стало понятно для большинства российских граждан.

Мы не можем восстановить СССР, нет смысла и возвращать советскую модель социализма со всеми её недостатками системы управления.

Остаётся третий путь. Брать лучшее, что было в СССР, но с учётом опыта последних десятилетий».

Источник

0

Ваш отзыв

Партия Великое Отечество - Челябинское региональное отделение