К 70-й годовщине освобождения Гданьска

гданьск

Юрий РУБЦОВ

В Гданьске с послевоенных времен сохранилась аллея Победы, где установлен советский танк Т-34. Установлен не случайно: значительную роль в разгроме врага в ходе Восточно-Померанской операции сыграла 1-я гвардейская танковая армия генерала М.Е. Катукова. Непосредственное участие в боях за Гданьск и Гдыню приняла и оснащенная советскими боевыми машинами 1-я польская танковая бригада имени героев Вестерплятте. Воинам этого соединения советское командование предоставило возможность водрузить 28 марта 1945 г. над Гдыней и 30 марта над Гданьском польский флаг.

И именно в этом месте, хранящем память о боевом содружестве советских и польских воинов, студент местной академии изобразительных искусств водрузил в 2013 году скульптуру… советского воина, насилующего беременную полячку. Такой он захотел представить роль воинов Красной армии, освобождавших Польшу от немецких захватчиков. Что сделалось с памятью поляков, если она сегодня настолько пропитана ложью? Ведь не нашлось ни одного человека, который объяснил бы этому студенту, что, не приди в Польшу Красная армия, не изгони она гитлеровцев, не жить бы ни предкам этого малого, ни ему самому! 

Никто не рассказывает сегодня молодым полякам, что представляла собой система немецкой обороны в Восточной Померании и какими усилиями пришлось ее прорывать. Гитлеровцы создали здесь специальные Гдыньский и Данцигский оборонительные районы, состоявшие из двух оборонительных полос. С юго-восточной стороны Данциг прикрывался танконедоступной местностью и каналом, а также системой старых фортов крепости. Сам город был хорошо подготовлен к обороне: почти все крупные каменные здания приспособлены для ведения огня из пулеметов и орудий. На улицах были сооружены баррикады, а на перекрестках улиц – дзоты. Хорошо подготовили немцы к обороне и уличным боям и Гдыню. 

Советские воины медленно, но упорно прогрызали оборону врага, продвигаясь к морю. В период с 13 по 21 марта их суточное продвижение не превышало 1–1,5 км, а иногда исчислялось сотнями метров. Преодолев упорное сопротивление врага, они прорвали оборонительные рубежи между Данцигом и Гдыней, вышли к побережью Данцигской бухты и 23 марта овладели городом Сопот. Вражеская группировка оказалась расчлененной на две части – данцигскую и гдыньскую.

С выходом войск 2-го Белорусского фронта (командующий – Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский) к побережью Данцигской бухты главные усилия подчинялись одной задаче – овладению Гдыней и Данцигом. Войска фронта, используя преимущества своего флангового положения и разобщенность вражеской группировки, продолжали сжимать кольцо окружения и 25 марта завязали бои на северной окраине Данцига, а на следующий день – на юго-западной окраине Гдыни. 

Продолжая штурм, 28 марта войска 70-й и 19-й армий овладели военно-морской базой и крупным портом на Балтике городом Гдыня, а войска 2-й ударной, 65-й и 49-й армий, а также соединения 70-й армии 30 марта завершили разгром данцигской группировки и овладели городом-крепостью. 

Никто не рассказывает сегодня полякам о той цене, которую наступающие соединения 1-го и 2-го Белорусских фронтов заплатили за победу. Потери советских войск только в Восточно-Померанской операции составили: безвозвратные – почти 53 тыс. человек, санитарные – почти 173 тыс. человек. 1-я армия Войска Польского только за период с 1 марта по 4 апреля безвозвратно потеряла более 2,5 тыс. человек.

Жертвы не были напрасными. Советские войска нанесли группе немецких армий «Висла» тяжёлое поражение: 21 дивизия и 8 бригад были разгромлены, из них 6 дивизий и 3 бригады уничтожены. Только войска 2-го Белорусского фронта с 10 февраля по 4 апреля взяли в плен до 63,6 тыс. солдат и офицеров. Были освобождены 54 города и сотни других населенных пунктов, обрели свободу тысячи советских военнопленных и граждан других государств Европы, угнанных на работу в Германию. С занятием Данцига и Гдыни немцы потеряли верфи, на которых строились подводные лодки, десятки промышленных предприятий, важнейшие морские порты для связи с блокированной группировкой в Курляндии. У. Черчилль так определил значение этого успеха: «Захват Данцига и последующая ликвидация одной из трех основных баз подводных лодок являются новым фактором, приносящим значительное облегчение морскому министерству (Великобритании. – Ю.Р.). Возобновление операций немецких подводных лодок в масштабах, которые они предсказывали, теперь явно невозможно…»

И что же остаётся в памяти поляков от той эпопеи, если теперь могут появляться изображения вроде того, что создал недоучившийся студент из Гданьска? 

Послевоенная судьба освобожденного 30 марта 1945 года Гданьска дает немало поводов сказать о короткой памяти. Ведь Гданьск – это вольный город Данциг, в состав Польского государства не входивший и населённый в основном немцами. Отделил Данциг и его окрестности от Германии только Версальский договор в 1919 году, предоставивший Польше выход к Балтийскому морю. В октябре 1938 г. министр иностранных дел Третьего рейха Й. фон Риббентроп потребовал включить Данциг в состав Германии. Немцы настаивали на предоставлении права сухопутного и морского транзита через Данцигский (Польский) коридор, а отказ Варшавы стал один из поводов к началу германо-польской, а значит, и Второй мировой войны.

Город не только был освобожден Красной армией. По настоянию Москвы после Потсдамской конференции территория Польши приросла по сравнению с довоенной на добрую треть. В число обретенных поляками земель вошел и Данциг. Об этом, как и о благодарности русским, поляки стараются забыть. И никто не напоминает им, как безжалостны они были к немцам, проживавшим в Данциге, откуда уже в 1945 г. были изгнаны более 126 тыс. человек. Этнические чистки охватили все территории, которые после Второй мировой войны отошли Польше, и производилось такими методами, что это заставило в 1963 г. канцлера ФРГ Вилли Брандта назвать «предательством» любую попытку забыть тот «крест изгнания», который суждено было нести немецкому народу.

А может быть, всё-таки напомнить? Бежавших сначала от наступающих войск Красной армии, а затем от польской депортации немцев-мужчин убивали, женщин – насиловали. На освобожденных территориях власти сгоняли немецкое население в концентрационные лагеря. Детей отнимали у родителей, взрослых заключенных использовали на принудительных работах, при этом смертность в лагерях достигала 50%. Депортация продолжалась до 1949 года. По оценкам Союза изгнанных немцев, потери немецкого населения в ходе изгнания из Польши составили около 3 млн. человек. В порядке вещей были и еврейские погромы, в которые принимали участие не только обыватели, но и представители польских правоохранительных органов. 

Знает ли об этом скульптор из Гданьска? Наверное, нет. Справедливости ради надо сказать, что тогда часть жителей Гданьска выходку с установкой глумливого «памятника» красноармейцу осудили, а городские власти быстро демонтировали скульптуру. В то же время оснований для возбуждения уголовного дела в отношении автора скульптуры польская прокуратура не нашла.

Всё, что затем последовало, – спекуляции по поводу освобождения Красной армией Освенцима, предложения перенести центр торжеств по случаю завершения Второй мировой войны в Европе из Москвы на полуостров Вестерплятте – показывает, что в антироссийской политике польских властей ничего случайного нет. Наряду с попытками пересмотра хода и итогов Второй мировой войны попытки опорочить освободительную миссию Советских Вооруженных Сил в Европе не прекращаются. 

Источник

0

Ваш отзыв

Партия Великое Отечество - Челябинское региональное отделение