У всех всё происходит по-разному.

Либертарианец с кружкой пива не понимает, почему он должен отвечать за всё сделанное русскими вместе с неприятным ему русским большинством. Он требует всё прекратить и знать своё место.

Русский патриот-мазохист сладострастно переживает очередное гнусное предательство русского народа. Сокрушается о глупости и некомпетентности МИДа и президента. Упивается ничтожеством государственных деятелей, похлопывая себя по плечу за то, что не поддался соблазну и не замарался о них ранее.

Модный писатель рифм, наплевав на комплекцию, — взлетел и реет! Реет над действительностью, сообщая, что уже сдвинулось в мироздании! Слышен какой-то странный звук! Это терпение у Бога лопнуло! Сейчас-то уж России достанется!

Вам не кажется, что поведение данных персонажей сильно (с поправкой на сохранившуюся членораздельность) напоминает поведение майданщиков?

Все эти пингвины, чайки и жирные буревестники правы в одном — буря надвигается. Сейчас это ясно даже им.

Истории надоело обтекать нас по краю. Мы подхвачены восходящим историческим потоком и неумолимо приближаемся к точке, в которой он встретится с потоком противоположным. Мы окажемся в самом центре исторической бури, которая, как и всякая стихия, не знает милосердия, не умеет щадить и прощать.

Стихия не имеет души и разума. Но человек имеет. И ему важно знать, какое место он занимает в мире, ему важно понимать, в чём его роль, его цель и смысл. В чём твой человеческий долг?

Это сложный морально-этический вопрос, с решением которого мы сами индивидуально ещё не встречались. Поэтому нам придётся опираться на заимствованные решения. Заимствовать их мы можем только из нашего, имеющегося в наличии культурного поля.

Но не только лишь все смогут это сделать. Именно этим и объясняется разница в реакции при общей растерянности вышеописанных персонажей.

Чтобы действовать, нужно иметь точку отсчёта — знать, из чего исходить.

И они решают эту проблему, как могут, — патриоты-мазохисты сбегают в себя, либертарианцы пытаются наорать, космополитичные интеллигенты готовятся к отъезду. Потому что вышеописанные персонажи лишены доступа в русской культурной копилке по различным причинам — от нежелания понять, что происходит (потому что это понимание лишает возможности упиваться своим превосходством над действительностью), до того обстоятельства, что русская культура либо вовсе им не нужна, или низведена до роли дырявой булки, из которой выковырян «изюм личных предпочтений». То есть «Прощай, немытая Россия» мы помним и бережно храним, чтобы при случае выложить, а «Бородино» нам не надо. При этом мы особо презираем советское. То есть огромный пласт национальной культуры, особенно периода Великой Отечественной, для них тоже исключён.

…Эти люди в вакууме. У них нет ни возможности, ни желания обрести почву под ногами. Но с нами-то всё не так. Мы-то сами себе нужны! Мы себе нужны сынами своей Родины, гражданами, товарищами друг другу, мужьями и жёнами, отцами и детьми. Русскими.

Существует очень много образов, которые могут нам помочь, подражая которым мы сможем нащупать правильный путь в той буре, что нас ожидает.

Хотите — возьмите Льва Толстого и его «Войну и мир». Хотите — вспомните Шолохова. Освежите этих великих в памяти. Скоро, очень скоро нам это пригодится.

Для тех из нас, кто сейчас находится в Новороссии, время уже пришло. Но поверьте мне: и мы никуда не денемся. И относиться к этому нужно как можно спокойнее.

А мне, знаете ли, захотелось напомнить прекрасный советский фильм «Россия молодая» по одноимённому роману советского писателя Юрия Германа.

Там есть прекрасная реплика капитана-командора Сильвестра Иевлева:

«Имя русского человека держать честно и грозно. Человек — вот крепость истинная».

Мне в этой фразе нравится то, что она акцентирует внимание на том важном аспекте, что «русский» это не только национальность и не только культурная принадлежность. В некоторые моменты «русский» — это звание, которое надо держать. С достоинством.

Вот и будем стараться держать.

P.S. Я тоже в последнее время вслушиваюсь во время — не слышно ли чего? Долго ли ещё продолжаться русскому молчанию?

И я тоже, как и толстый литератор, слышу странный звук. Но я полагаю, что это не звук лопающегося терпения Бога.

Это скрипки. Тягучие, муторные, выматывающие. Первые ноты русской симфонии.

Это не будет «Патетическая симфония» Чайковского. До неё ещё очень и очень далеко. Тот, кто знает русскую историю, чувствует её, знает русскую классическую культуру, должен согласиться со мной.

Сначала мы услышим другие ноты, другие звуки.

С наступающим вас Новым Годом, сограждане.

Я всегда знал, что этот момент настанет.

С новой жизнью.

Источник